Посвящается светлой памяти героических сынов советского народа, погибших в Великой Отечественной войне.

МЕНЮ

 

 

 




интернет магазин тюлей ролеты день ночь киев ролеты с фотопечатью киев

 

ТАРТУСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Арвед Калво, Ф.Н. Утенков.

ТАРТУСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ 3-ГО ПРИБАЛТИЙСКОГО ФРОНТА

В то время, как в Карелии еще продолжались ожесточенные бои, Красная Армия начала решительное наступление в центральной части советско-германского фронта. Рано утром 23 июня войска 1-го Прибалтийского и трех Белорусских фронтов приступили к осуществлению плана "Багратион", имевшего целью разгром фашистских войск в Белоруссии. Им активно помогали белорусские партизаны. За первые шесть дней наступления линия фронта продвинулась на запад на 150 километров. Вся оборона фашистов между Двиной и Днепром была сокрушена. Группе вражеских армий "Центр" советские войска нанесли катастрофическое поражение. 3 июля они освободили столицу Белорусской ССР - Минск. Восточнее города была окружена и впоследствии уничтожена группировка врага, насчитывавшая свыше 150 тысяч человек. В центральной части фронта получился разрыв шириной 400 км, который гитлеровцы пытались прикрыть частями из резерва и с других фронтов. Из Прибалтики они также перебросили в Белоруссию восемь дивизий, что создало благоприятные условия для успешного наступления войск 'Красной Армии против группы армий "Север".

В ходе мощной стратегической наступательной операции в Белоруссии войска 1-го Прибалтийского фронта в начале июля вышли в районе озера Дрисвяты к границам Латвийской и Литовской ССР. Появилась возможность нанести удар в стыке армейских групп "Север" и "Центр" с целью изолировать их друг от друга, разгромить находившиеся в Литве вражеские войска и перерезать пути сообщения группы армий "Север" с Восточной Пруссией.

Командующий 3-м Прибалтийским фронтом генерал армии И.И. Масленников (в центре с картой) со своими ближайшими сотрудниками. Директивой Верховного Главнокомандующего выполнение этих задач возлагалось на войска 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов. В историю Великой Отечественной войны эти операции вошли как Вильнюсско-Каунасская операция 3-го Белорусского и Шяуляйская операция 1-го Прибалтийского фронтов. Соединения 3-го Белорусского фронта успешно преодолели отчаянное сопротивление врага и в результате пятидневных уличных боев 13 июля освободили столицу Советской Литвы - Вильнюс. Развивая наступление и умело маневрируя, войска фронта 1 августа освободили Каунас, с ходу форсировали Неман, который был последним крупным водным рубежом на подступах к Восточной Пруссии. В ходе длившейся около месяца Вильнюсско-Каунасской операции наши войска полностью разгромили девять вражеских дивизий, десятки отдельных и специальных частей, отбросили фашистов на 180-300 километров.

Войска 1-го Прибалтийского фронта, начав на правом крыле наступление вблизи Даугавпилса, встретили упорное сопротивление. Противник, понимая, что дальнейшее продвижение наших войск ставит под угрозу правое крыло и тылы группы армий "Север", перебросил сюда пять свежих дивизий. Однако в центре и на левом крыле войска фронта перерезали дорогу Даугавпилс-Вильнюс, к середине июля продвинулись на запад до 140 км и 22 июля освободили Паневежис, а 27 июля - Шяуляй. Выполняя директиву Ставки, войска 1-го Прибалтийского фронта, развивая частью сил стремительное наступление в северо-западном направлении, вышли в район Елгавы, а передовыми частями выдвинулись 1 августа на побережье Рижского залива в районе Клапкалнса. Немецко-фашистская группа армий "Север" оказалась изолированной в Прибалтике, лишенной сухопутных сообщений с группой армий "Центр" и с Германией. Ведя свыше двух недель ожесточенные бои с подтянутыми на побережье свежими силами врага, наши войска несколько отошли и закрепились на линии Елгава-Добеле.

Советское Верховное Главнокомандование, используя успехи наступления Красной Армии в Белоруссии и Литве, решило наращивать удары по врагу. 10 июля начал наступление 2-й Прибалтийский фронт, 13 июля - 1-й Украинский, 17 июля - 3-й Прибалтийский, 18 июля войска левого крыла 1-го Белорусского фронтов и 24 июля - Ленинградский фронт у Нарвы.

Сокрушительные удары, нанесенные Красной Армией, коренным образом изменили стратегическую обстановку на советско-германском фронте. В Белоруссии линия фронта продвинулась на запад на 500-600 км, а в направлении Львов-Сандомир - до 300 км. Войска 1-го Белорусского фронта в ходе Люблинско-Брестской операции, вступив 20 июля на польскую землю, начали бои за освобождение Польши и уже 31 июля наши войска находились на подступах к предместью Варшавы - Праге. Войска 1-го Украинского фронта, разгромив группу армий "Северная Украина", 27 июля освободили Львов, вышли через два дня к Висле, с ходу форсировали ее и к 4 августа захватили юго-западнее Сандомира крупный плацдарм. Почти полностью были освобождены Западная Украина и юго-восточные районы Польши. Образованное 5 августа из соединений левого крыла 1-го Украинского фронта новое фронтовое объединение - 4-й Украинский фронт к концу августа вышел в предгорья Карпат - к границе Чехословакии.

Используя успех блистательного наступления Красной Армии на направлении главного удара, значительно улучшили свое положение 2-й и 3-й Прибалтийские фронты. Войска 2-го Прибалтийского фронта, наступая в рижском направлении, освободили Опочку, Идрицу, Дриссу и 18 июля перенесли боевые действия на территорию Латвийской ССР. В числе первых на родную землю вступили бойцы 130-го Латышского стрелкового корпуса под командованием генерала Д.К. Бранткална. Освободив 27 июля Резекне и Даугавпилс, войска фронта в августе продолжали освобождение территории республики. Преодолевая упорное сопротивление фашистов, наши войска к концу августа достигли линии Эргли - Плавинас, где приостановились, чтобы подготовиться к решительному натиску на Ригу. 17 июля, когда войска 2-го Прибалтийского фронта подходили к границам Латвийской ССР с востока, наступление начали и войска 3-го Прибалтийского фронта. Этот фронт был создан 18 апреля из левофланговых войсковых соединений Ленинградского и правофланговых 2-го Прибалтийского фронтов в составе 42-й, 54-й и 67-й армий, а впоследствии и 1-й ударной армии. Оборонительная линия фронта проходила от восточного берега Псковского озера до Пушкинских Гор. Командующим фронтом Ставка назначила генерала армии И. И. Масленникова, членом Военного совета генерал-лейтенанта М. В. Рудакова и начальником штаба генерал-лейтенанта В. Р. Вашкевича.

Командующий 1-й ударной армией генерал-лейтенант Н.Д. ЗахватаевПрорвав вражескую оборонительную линию "Пантера", войска 3-го Прибалтийского фронта освободили 21 июля Остров, 23 июля - Псков и успешно форсировали реку Великая. Двигаясь с боями на запад, они достигли 31 июля вражеской оборонительной линии "Мариенбург". На этом наступление временно прервалось, и войска фронта стали готовиться к операции, связанной с освобождением территории Эстонской ССР. Оборонительная линия "Мариенбург" своим левым флангом упиралась в Псковское озеро, затем по реке Оптиоки проходила по печорско-изборской возвышенности и достигала озера Ушуру южнее Гулбене. Она прикрывала тактически важные опорные пункты Лавры, Алуксне и Гулбене. Эту оборонительную линию гитлеровцы начали строить в мае 1944 года. Она состояла из системы траншей, огневых точек и окопов. Глубина ее обороны достигала в среднем двух километров. По основным шоссейным дорогам, проходившим юго-восточнее Печоры, а также северо-восточнее и юго-восточнее Алуксне, глубину обороны фашисты довели до четырех километров. Широко использовались природные препятствия. Подходы к оборонительной линии защищались минными полями, а также одним-двумя рядами проволочных заграждений. По данным противника, линия "Мариенбург" имела 99 км траншей и 3061 укрепленный пункт.

Оперативно-тактическое значение линии "Мариенбург" состояло в том, что она соединяла фашистские войска оперативной группы "Нарва" с силами 18-й и 16-й армий, давала возможность свободно маневрировать резервами в Прибалтике и благодаря значительным водным преградам (Чудское и Псковское озера) удерживать широкий участок фронта сравнительно малыми силами. Недаром командование группы армий "Север" считало линию "Мариенбург" вместе с Чудским и Псковским озерами одной из существеннейших элементов в системе своей обороны.

К тому времени, когда войска 3-го Прибалтийского фронта достигли оборонительной линии "Мариенбург", соединения 1-го Прибалтийского фронта, как уже указывалось выше, прорвали вражескую оборону на юге Латвийской ССР и вышли на побережье Рижского залива. Тем самым группа армий "Север" была отрезана от группы армий "Центр", от основных баз снабжения и оказалась окруженной в Прибалтике. Командование группы армий "Север" понимало всю опасность своего положения и неоднократно предлагало вывести войска из Эстонии и из Северной Латвии. В некоторых кругах генштаба фашистских сухопутных войск положение группы армий "Север" считали катастрофическим, но Гитлер в начале июля ответил на это отстранением от должности командующего группой генерала Г. Линдеманна, а через несколько недель - заменившего его. генерала И. Фриснера. Гитлеровское командование цеплялось за Эстонию из многих стратегических, политических и экономических соображений. Прежде всего ему нужны были плацдармы в Прибалтике для того, чтобы обеспечить господствующее положение на Балтийском море, закрыть выход в море Краснознаменному Балтийскому флоту и иметь безопасные подходы к Восточной Пруссии с моря. Вместе с тем это позволяло гитлеровцам осуществлять политический нажим на Швецию, помогало сохранять в качестве союзника Финляндию и давало возможность продолжать вывоз необходимого для военной промышленности сырья из этих стран. По словам самого Гитлера, Финляндия была единственной страной, откуда фашистская Германия получала никель. Из Швеции она вывозила железную руду.

Гитлеровская Германия старалась удержать Эстонию в своих руках и потому, что её военная машина страдала от недостатка горючего. Эстонский сланцевый бассеин давал гитлеровцам такое количество горючего, которое полностью покрывало потребность действовавших в Эстонии и Латвии наземных и воздушных войск и находившегося в этом районе флота. В дополнение к этому гитлеровская военная машина, грабя Эстонию, получала большое количество сельскохозяйственных продуктов, значительно превышавшие потребности находившихся здесь войск.

Гитлеровское командование надеялось удержать в Прибалтике крупные силы Красной Армии и тем ослабить ее . наступательный порыв в Белоруссии и на Украине. В случае вторжения советских войск в Восточную Пруссию, группа армий "Север" создавала значительную угрозу их флангу. Поэтому гитлеровцы старались любой ценой удержать Прибалтику в своих руках и оказывали на каждом шагу отчаянное сопротивление. Так было и при защите ими линии "Мариенбург" во время начавшегося наступления советских войск на Тарту.

Целью Тартуской наступательной операции Советское командование поставило разгром 18-й фашистской армии. В соответствии с директивой командующего 3-м Прибалтийским фронтом генерала И. И. Масленникова от б августа 1944 г., 67-й армии под командованием генерал-лейтенанта В. 3. Романовского предстояло прорвать укрепленную оборону врага между Троицей и Паниковичи и нанести основной удар своим левым флангом в направлении Выру - Отепя - Элва. 1-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Н. Д. Захватаева должна была прорвать оборону фашистов на участке Куракезе - Тетерево и нанести основной удар своим правым флангом в направлении Рыуге - Антсла - Сангасте. На 54-ю армию под командованием генерал-майора С. В. Рогинского в случае успеха других армий возлагалась задача начать наступление в направлении Гауйена. Таким образом, основной удар фронта направлялся на северо-запад с целью прервать оперативную связь тартуской и валгаской группировок врага. При этом предусматривалось повернуть основные силы фронта на север и освободить Тарту. В дальнейшем командование намеревалось продолжить наступление от Валга на запад - к берегам Рижского залива и отрезать оперативную группу "Нарва" от основных сил труппы армий "Север".

Местом прорыва линии "Мариенбург" командование выбрало участок фронта шириной в 16 километров - между Троицей и Тетерево, захватывавший также шоссе Псков - Рига. Против начавших наступление армий 3-го Прибалтийского фронта действовали входившие в группу армий "Север" 18-я армия, 28-й и 38-й армейские корпуса и часть войск 50-го армейского корпуса 16-й армии - всего 12 пехотных дивизий и целый ряд различных частей специального назначения .

К началу наступления в распоряжении командования 3-м Прибалтийским фронтом имелось 28 стрелковых дивизий. На 16-километровом участке прорыва 1-й ударной и 67-й армий было сосредоточено 2646 орудий, из них 1035 тяжелых. На один километр прорыва на участке 67-й армии приходилось 113, а на участке 1-й ударной армии - 185 орудий. Здесь сосредоточилась также вся зенитная артиллерия.

Бронетанковых частей в распоряжении фронта было сравнительно мало. 67-я армия имела всего 5,4, а 1-я ударная - 113 танков и самоходных орудий. В связи с тем, что войскам предстояло действовать в основном на пересеченной местности, Военный совет фронта, решил усилить каждый стрелковый батальон первого эшелона 4-6 бронеединицами, артиллерийским дивизионом или батареей и батареей реактивных минометов, Батальонам придавались также саперы. Таким образом, стрелковый батальон мог самостоятельно решать сравнительно сложные боевые задачи.

С воздуха войска фронта поддерживала 14-я воздушная армия под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта И. П. Журавлева. К началу наступления она имела 384 самолета, которые базировались на удалении 20-50 километров от линии фронта.

Широкую подготовку к предстоявшей операции провели инженерные части фронта. Они отрыли 21 км траншей и ходов сообщения, подготовили много огневых позиций, проложили грунтовые и бревенчатые дороги, сооружали мосты и ремонтировали шоссейные дороги. Войска связи фронта провели много новых телефонных линий и привели в порядок старые.

Большую работу по подготовке к наступлению проделали политорганы, партийные и комсомольские организации. Прежде всего внимание уделялось созданию жизнеспособных партийных и комсомольских организаций и их укреплению в ротах и батареях. Во всех частях и подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания, на которых шел разговор об итогах прошедших наступательных боев и уточнялись предстоящие задачи.

К вечеру 9 августа превосходство войск 3-го Прибалтийского фронта над противником в личном составе и боевой технике было явным на всем протяжении 126-километрового фронта. Особенно заметным оно было на 16-километровом участке прорыва, где наши войска превосходили гитлеровцев по живой силе в 4,3 раза, по артиллерии и минометам - в 14,8, а по танкам и самоходным орудиям - в 4,1 раза. Войска 3-го Прибалтийского фронта не прекращали активных боевых действий в период подготовки к новому наступлению. Велась разведка боем, выяснялась система вражеского огня, создавались более удобные плацдармы для наступления.

Особенно ожесточенные бои вели войска 1-й ударной армии за Лавры - один из важнейших опорных пунктов в системе обороны фашистов. Через поселок проходило несколько дорог, дававших возможность маневрировать войскам и резервам. Бои за Лавры начались 3 августа. Войска 1-й ударной армии вклинились во вражескую оборону и освободили несколько деревень южнее и юго-западнее Лавр. На другой день наши войска обошли поселок с севера и северо-запада. Фашисты оказывали яростное сопротивление и неоднократно предпринимали контратаки. Лишь после ночных боев рано утром 6 августа Лавры были освобождены. Таким образом, оборонительная линия "Мариенбург" дала первую трещину, и войска 1-й ударной армии при начале общего наступления могли использовать поселок в качестве плацдарма. По характеру боевых действий Тартуская наступательная операция делится на три этапа. Первый этап охватывал период с 10 по 15 автуста, в течение которого наши войска прорвали оборонительную линию "Мариенбург" и успешно продвинулись вперед. Во время второго этапа - с 16 по 27 августа - наступление продолжалось, однако враг крупными контратаками пытался остановить продвижение советских войск к берегам Суур Эмайыги и Вяйке Эмайыги. На третьем этапе - с 27 августа по 6 сентября - нашим войскам приходилось отражать севернее Тарту ожесточенные контратаки противника, а на центральном участке фронта по линии Вяйке Эмайыги советские войска уже готовились к новому наступлению на Ригу.

Наступление 3-го Прибалтийского фронта началось рано утром 10 августа артиллерийской подготовкой. Десять минут спустя в воздух поднялись краснозвездные самолеты. В течение часа они волнами штурмовали огневые позиции и укрепленные пункты противника. После этого на штурм пошли стрелковые части 67-й и 1-й ударной армий, которых поддерживали артиллерия, танки и самоходные орудия. В первые часы наступления советские войска прорвали оборону врага и местами продвинулись вперед на 3-4 километра.

Особенно большого успеха в первый день достигла 67-я армия, стремительным штурмом прорвавшая оборону 28-го армейского корпуса гитлеровцев на всю ее тактическую глубину (14-16 км). Оборонявшаяся на участке прорыва 30-я пехотная дивизия фашистов потеряла почти половину личного состава и, отступая на северо-запад, оставила на поле боя почти всю свою артиллерию. Пытаясь ликвидировать прорыв, командование гитлеровской 18-й армии ввело в бой северо-западнее Лавры 122-ю пехотную дивизию, но ее контратаки не смогли остановить продвижения наших войск. Соединения 67-й армии к вечеру первого дня наступления достигли юго-восточной части Выруского уезда и вели бои на линии Серга - Тоиргу - Меэкси. Передовые части 122-го стрелкового корпуса сражались уже у Вастселийна.

В бою за Меэкси бессмертный подвиг совершила группа бойцов 37-го саперного батальона 43-й стрелковой дивизии. Саперы перешли линию фронта, чтобы захватить мост в тылу врага и удержать его в целости до подхода стрелковых подразделений. Когда они приблизились к реке, гитлеровцы открыли яростный пулеметный и автоматный огонь. Однако бойцы Ю. Лабор, А. Жадов, Н. Смык и А. Жуйков продолжали ползком продвигаться к цели. Н. Смык был ранен, но не покинул поля боя. Истекая кровью, он дополз до моста и перерезал провода, соединявшие заряд с взрывным механизмом. Этим саперы выполнили первую половину задания. Теперь надо было защищать мост. В атаку пошла рота гитлеровцев при поддержке танка. Силы оказались неравными, но саперы решили принять бой. Израненных бойцов, израсходовавших весь боезапас, схватили фашисты. Несмотря на ужасные мучения, никто из отважных саперов не проронил ни слова. Всех четырех героев гитлеровцы сожгли живыми на костре. 1-я ударная армия, начавшая наступление действиями штурмовых групп, добилась более скромных успехов. Правофланговые части армии к концу дня вели бои на рубеже Янкина - озеро Боброве - Стуколово, а левофланговые находились на прежних позициях.

На второй день наступления войска 3-го Прибалтийского фронта расширили прорыв до 50 километров и продвинулись вперед до 22 километров в направлении Выру и Рыуге. Войска 67-й армии, сломив сопротивление брошенных в бой резервов врага, освободили Вастселийна и переправились через реку Пиуза от Вастселийна до Котельников. Наступавшая на правом фланге армии 291-я стрелковая дивизия 116-го корпуса И августа освободила город и железнодорожную станцию Печоры. Действовавшие на левом фланге 86-я и 326-я стрелковые дивизии корпуса освободили железнодорожную станцию Лепассааре и ряд населенных пунктов на левом берегу реки Пиуза.

Успешно развивалось в тот день наступление также и 1-й ударной армии, особенно ее 14-го гвардейского стрелкового корпуса. 52-я и 53-я гвардейские дивизии при поддержке танков прорвали на правом фланге армии оборону противника в направлении Рыуге и к вечеру пересекли шоссе Рогози - Хаанья. Действовавшие в центре и на левом фланге армии части достигли линии Тсистре - Миссо - Ристику - Кивиору.

Десант направляется на западный берег Чудского озера. Август, 1944.Успехи наших войск во второй день наступления вынудили фашистов оценить угрожавшую им опасность. Командующий группой армий "Север" предупредил коман- дующего 18-й армией о том, что "об отходе от берегов Псковского озера не может быть и речи", и сообщил, что "судьба Прибалтики решается в этих сражениях. Если Псковское озеро будет нами потеряно, то армия, разделенная на отдельные части, повиснет в воздухе".

Несмотря на это предупреждение, командование 18-й армии не смогло предпринять чего-либо решительного. У него не имелось резервов, чтобы приостановить наступление советских войск. Но и группа армий "Север" не была в состоянии помочь, ибо ее 16-я армия вела в то время столь же тяжелые оборонительные бои против наступавших войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов. Несмотря на серьезный недостаток горючего, гитлеровцы решили использовать против прорыва советских войск авиацию. Поддерживавшая группу армий "Север" 1-я воздушная армия получила разрешение действовать всеми своими силами, невзирая на расход горючего.

12 августа все самолеты воздушной армии противника бороздили небо южнее Выру. Они бомбили двигавшиеся по дорогам колонны советских войск и причинили им некоторый урон. Однако продвижению стрелковых частей фронта вражеская авиация воспрепятствовать не могла. Поскольку все предпринятые меры не дали ожидаемых результатов, а дополнительных войск неоткуда было взять, то командующий группой армий "Север" генерал Шёрнер решил 12 августа просить у Гитлера разрешения оставить северную часть Прибалтики. Он считал, что медлить с отступлением нельзя. Соответствующий доклад был передан по радио 12 августа в 13 часов 10 мин. Тотчас Же Шёрнер связался по телефону с начальником оперативного отдела генерального штаба сухопутных войск и просил содействовать получению положительного ответа.

Ответ не замедлил себя ждать. Телеграмма Гитлера содержала приказ закрепиться на занимаемых позициях и сдерживать прорыв советских войск силами, которые генерал Шёрнер должен сам изыскать.Так окончилась первая попытка генерала Шёрнера, уже третьего в этом году командующего группой армий "Север" вывести войска из Эстонии. В то время, как во вражеском стане возникло замешательство, наступление войск 3-го Прибалтийского фронта протекало успешно, Отражая контратаки небольших подразделений противника, части 67-й армии продолжали продвигаться вперед в направлении Пылва и Выру и к вечеру достигли линии Мадала - станция Отса - Ва-на-Саалузе. Еще стремительнее продвигалась 1-я ударная армия. Части 14-го гвардейского корпуса освободили Хаанья и неожиданно для фашистов вторглись в Рыуге, где захватили много пленных и большое количество трофеев. К вечеру войска корпуса при поддержке бронетанковых частей переправились через реку Пярлийыги и захватили Сянна и Ору.

В результате стремительного продвижения обеих армий 13 августа был освобожден город Выру. Благоприятные предпосылки для этого создали успешные действия 1-й ударной армии южнее, юго-западнее и западнее города. На правом фланге 1-й ударной армии стрелковый полк гвардии майора А. Борисова 53-й гвардейской дивизии, совместно с танкистами 122-й танковой бригады разгромили вражескую группу прикрытия на дороге от Вастсе- Нурси к Сымерпалу. К 11 часам они достигли железнодорожной линии Валга - Выру и перерезали ее восточнее станции Сымерпалу. Севернее железной дороги фашисты при поддержке бронепоезда оказали полку яростное сопротивление. Гвардейцы совместно с танкистами вывели из строя бронепоезд и освободили железнодорожную станцию и поселок Сымериалу. После окончания боя на станцию прибыл второй вражеский бронепоезд. Его наши бойцы направили в тупик и уничтожили.

Столь же успешным было наступление 52-й гвардейской дивизии. Действуя совместно с танками и самоходными орудиями, дивизия переправилась через реку Муст-йыги и вышла на шоссе Тсоору - Антсла. Высланный отсюда мобильный передовой отряд проник далеко на запад, захватил Карула и оттуда через Тохври и Анне повернул к Антсла. Наступавшие по дороге Тсоору - Антсла части разгромили несколько очагов сопротивления и вышли на перекресток дорог в двух километрах юго-восточнее Антсла. В этих боях трагически погиб начальник штаба 151-го гвардейского стрелкового полка майор А. Киселев. Он ехал один на мотоцикле и наткнул- ся на группу отступавших гитлеровцев. Когда подоспели товарищи, то увидели у тела погибшего 22 убитых фашиста. В автомате и пистолете А. Киселева были расстреляны все патроны. На груди советского офицера гитлеровцы вырезали пятиконечную звезду.

Наступавшему в выруском направлении 122-му стрелковому корпусу 67-й армии противник оказывал упорное сопротивление. Находившаяся на правом фланге корпуса 98-я дивизия в ночь на 13 августа вела ожесточенные бои на участке Тураку - Тюйтсмани - Холупи. Пропустив через свои боевые порядки 189-ю стрелковую дивизию, она осталась во втором эшелоне корпуса. Наступавшая на стыке двух армий на левом фланге корпуса 43-я стрелковая дивизия рано утром сломила сопротивление фашистов у Сооси, Ряпо и Сикка и затем начала преследовать отступавшего врага.

Выйдя к полудню на линию Козе - Меэгомяэ - Раудсепа, 43-я дивизия начала бой за освобождение Выру. Полк подполковника П. Бабушкина перешел через железную дорогу и охватил город с востока. Захватив перекресток на шоссе Выру - Ряпина, полк создал угрозу окружения для вражеских войск, находившихся в городе. Полк майора Лихачева двигался по шоссе Выру- Васт-' селийна и атаковал казармы и железнодорожную станцию. В то же время полк подполковника Д. Капица совершил обходный маневр, перешел железную дорогу западнее станции и, двигаясь по восточному берегу озера Таму-ла, первым достиг южных окраин города. Совместно с полком майора Лихачева они к 16 часам 30 минутам освободили город и продолжали преследовать противника в северном направлении.

Фашисты, которые 13 августа под ударами 122-го и 116-го стрелковых корпусов 67-й армии отступили от Выру до Леэви, надеялись за рекой Выханду остановиться и организовать оборону. Однако нашим передовым отрядам удалось во второй половине того же дня переправиться через реку. Для развития оперативного успеха теперь можно было бы двинуть вперед танки и механизированные соединения, однако такими возможностями 3-й Прибалтийский фронт не располагал. Имевшиеся в распоряжении фронта малочисленные бронетанковые части, приданные стрелковым полкам и батальонам, действовали разрозненно.

Гитлеровское командование пыталось всеми мерами помешать продвижению наших войск севернее Выру. Одному лишь 330-му полку 86-й стрелковой дивизии под командованием подполковника В. Покалюхина пришлось 3 августа весь день вести бои с контратакующими из Вериора на Выру частями 12-й авиаполевой дивизии врага. Гитлеровцы предприняли в течение дня 15 контратак при поддержке танков. Хотя полк и понес большие потери, но подбил пять танков, уничтожил сотни гитлеровцев и не пропустил врага.

В течение следующего дня на правом фланге фронта успешно продвигались вперед лишь пулеметно-артилле-рийские батальоны 14-го укрепленного района, действовавшие восточнее железной дороги Тарту - Печоры. Другие соединения 67-й армии продолжали бои за переправы на реке Выханду. Лишь с наступлением темноты основным частям 116-го и 122-го стрелковых корпусов удалось переправиться через реку и продолжать наступление в направлении Отепя и Тарту. К вечеру 15 августа армия достигла линии Лаосина - Вериора - Сикка - Сыристе - Мяэкюла - Сулби.

Действовавшая западнее и юго-западнее 67-й армии 1-я ударная армия продолжала в то время стремительное наступление. Перед фронтом 14-го гвардейского корпуса враг оказывал сопротивление отдельными группами при поддержке танков и штурмовых орудий. 14 августа фашисты силами до двух батальонов несколько раз атаковали позиции 52-й гвардейской дивизии юго-восточнее Антсла. Атаки поддерживались танками и тремя бронепоездами. Советские бойцы отбили все атаки. Перейдя затем в наступление, части дивизии освободили в тот же день железнодорожные станции Антсла и Анне, миновали Касси, Пийри и достигли подступов к Сангасте. На следующий день дивизия продолжала бой за Сангасте. Наступавшая на правом фланге 1-й ударной армии через Урвасте и Вастсе-Антсла 53-я гвардейская дивизия форсировала Вяйке Эмайыги и приблизилась с востока к Ресту.

К вечеру 15 августа острие клина, вбитого в расположение противника 1-й ударной армией, достигло Сангасте. Южный край клина проходил в основном по линии Лау-Тагула - железнодорожная станция Анне - Тсоору - Вирулазе - Хаки - Вецлайцене. Таким образом, к концу первого этапа Тартуской наступательной операции войска 3-го Прибалтийского фронта освободили теперешний Выруский район, 67-я армия вела бои в Пылваском, а 1-я ударная армия - в Валгаском районах. В течение шести дней наступления 67-я армия продвинулась до 60 километров, а 1-я ударная армия - почти на 80 километров. Передовые части 1-й ударной армии находились на расстоянии десятка километров от Валга. Железная дорога Валга - Тарту, имевшая большое значение для противника, находилась под обстрелом нашей артиллерии.

Чтобы воспрепятствовать продвижению советских войск или, по крайней мере, замедлить его, враг активизировал действия своей авиации. Происходили напряженные воздушные бои. Примером необычайной смелости и мастерства советских летчиков в этих боях было воздушное сражение 15 августа заместителя командира эскадрильи 254-го полка 269-й дивизии истребительной авиации капитана Василия Сидоренкова. В тот день он с младшим лейтенантом А. Ведерниковым производил воздушную разведку между Валга и Антсла. Собрав требуемые сведения, они заметили три группы вражеских самолетов, направлявшихся в тыл наших войск. Послав А. Ведерникова с данными аэроразведки на свой аэродром, В. Сидоренков вступил в бой с бомбардировщиками врага. Внезапно выйдя из облаков, он поджег два фашистских самолета. Его атаковали вражеские истребители, однако ему удалось снова скрыться в облаках. Выйдя оттуда, он сбил третьего фашиста. Теперь на него бросилась четверка истребителей. Резко развернувшись, капитан А. Сидоренков перешел в атаку и поразил еще одного гитлеровца.

Но снова уйти в облака капитану не удалось. Раненный осколками снаряда в обе ноги и в левую руку, он совершил прыжок с парашютом и приземлился юго-восточнее Антсла на территории, занятой 52-й гвардейской дивизией. Хильда Рейле - девушка с хутора Оя оказала ему первую помощь. На заданный впоследствии вопрос, сколько вражеских самолетов участвовало в бою, он ответил: "Я не считал. Истребитель не считает, а истребляет". Как явствует из данных оперативного отдела штаба дивизии, он вступил тогда в бой с 44 вражескими бомбардировщиками и 8 истребителями. До этого боя он совершил более 200 успешных боевых вылетов и сбил 17 вражеских самолетов. 19 августа отважному летчику было присвоено звание Героя Советского Союза.

Наступление наших войск между Чудским озером и озером Выртсъярв сильно обеспокоило командование группы армий "Север". Особенно большую угрозу для врага представляла обстановка на западном участке - в направлении Валта и Тырва. Поскольку согласия Гитлера на вывод войск из Эстонии не было дано, то для спасения положения командование группы армий "Север" бросило в бой все, что имело. Из Восточной Пруссии самолетами была переброшена к Сангасте 31-я пехотная дивизия, а также направлены другие соединения с ближних участков фронта.

16 августа фашисты силами шести пехотных дивизий предприняли контратаки в районе Вяэза и Сангасте. Основной удар нацеливался на стык 67-й и 1-й ударной армий. На боевые порядки обеих армий совершались массированные воздушные налеты. В течение дня на наши войска была сброшена примерно тысяча бомб. Атаки своей пехоты и танков в первый день фашисты направили на боевые порядки 14-го гвардейского корпуса, фронт которого растянулся на 35 километров. На второй день враг стал штурмовать также войска 122-го стрелкового корпуса, наступавшего на левом фланге 67-й армии.

Действовавшая на правом фланге 1-й ударной армии 53-я гвардейская дивизия мужественно встретила контратаки гитлеровцев. Несмотря на превосходящие силы врага, дивизия выстояла. Сражавшаяся слева от нее 52-я гвардейская дивизия, которую южнее Сангасте атаковали большое количество танков и штурмовых орудий, была вынуждена отойти на линию Ваха - Тийду - Тагула, обнажив левый фланг соседней, 53-й гвардейской дивизии. Из-за этого она также отошла и продолжала вести бой на линии Хярма - Мутика - Ильмъярве. Гитлеровцы продолжали атаковать, и в течение следующей ночи им удалось окружить юго-восточнее Хярма упорно сражавшийся на правом фланге 53-й гвардейской дивизии 159-й полк под командованием майора А. Борисова.

Для восстановления положения и соединения с окруженным полком командование ввело в бой прибывшую в район Антсла 23-ю гвардейскую дивизию. При продвижении на северо-запад дивизия столкнулась с прорвавшимся противником восточнее Матси и Мадисе. Отбив атаки гитлеровцев, она закрепилась в этих населенных пунктах, ибо продвинуться вперед и соединиться с окруженным полком ей не удалось. Но все же это облегчило положение полка А. Борисова, действовавшего в лесах между Юузалаури и Мутика. Хотя 52-я гвардейская стрелковая дивизия отбила несколько контратак, но все же была вынуждена под напором превосходящих сил противника несколько отойти. Но этим и ограничились успехи вражеских контратак. 1-я ударная армия быстро перестроила свои ряды. Вблизи Антсла заняли оборону 376-я и 377-я стрелковые дивизии 119-го корпуса, а 53-я гвардейская дивизия отошла в район Койгу для приведения себя в боевую готовность.

Гвардейский полк майора А. Борисова организовал круговую оборону и трое суток вел упорные бои с гитлеровцами. Найдя в кольце окружения слабое место, полк прорвал его вечером 18 августа и соединился с основными силами дивизии. Особенно отважно и умело действовали при организации круговой обороны и прорыва капитаны И. Подгорный, В. Бердников, старший лейтенант Н. Новожилов, лейтенант И. Голюнский и многие другие.

Вместе с полком А. Борисова в бою участвовал и командир 1-го батальона 122-й танковой бригады П. Селиванов со своими тремя оставшимися в строю танками. За три дня боя танки лейтенанта П. Селиванова огнем и гусеницами причинили врагу серьезные потери. За сражение в окружении и выход оттуда без потерь, за проявленные героизм и мужество при прорыве вражеской оборонительной линии "Мариенбург" и развитие успеха, а также при освобождении 13 августа железнодорожной станции Сымерпалу лейтенанту Петру Селиванову 23 марта 1945 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Крупные силы фашистов, прорвавшиеся у Сангасте, остановил к вечеру 17 августа севернее Антсла 14-й гвардейский корпус. 1-я ударная армия произвела перегруппировку своих сил и 18 августа снова перешла в наступление. Причиной первоначальной неудачи наших войск 16 августа был недостаток боеприпасов, которые не могли подвезти при быстром наступлении. Недостаток боеприпасов особенно ощущала зенитная артиллерия, из-за чего авиация противника в первый день контрнаступления причинила много вреда. Во время воздушного налета ранило командира 14-го гвардейского корпуса генерал-майора П. А. Степаненко.

Гитлеровцы и в последующие дни продолжали оказывать упорное сопротивление, предпринимая частые контратаки между Антсла и Сангаете при поддержке танков и авиации. Несмотря на это, советские войска снова пошли вперед и к вечеру 23 августа восстановили прежнее положение. При этом войска правого фланга 1-й ударной армии продвинулись от Хярма до Реету, а левого фланга - от Тагула до железнодорожной станции Туулемяэ - несколько дальше линии фронта 16 августа. Успешное продвижение основных ударных сил 3-го Прибалтийского фронта на первом этапе Тартуской наступательной операции и выход 1-й ударной армии в район Сангаете создали благоприятные предпосылки для окружения и разгрома алукснеской группировки врага на левом крыле фронта.

Располагавшаяся левее 1-й ударной армии 54-я армия на первом этапе Тартуской операции заданий не имела. Она вела лишь бои местного значения и этим связывала действовавшие на ее участке вражеские войска в Северной Латвии. В связи с тем, что основные боевые действия 1-й ударной армии переместились через Рыуге и Антсла на Сангаете, прикрывавший ее левый фланг 123-й стрелковый корпус (196-я, 285-я и 364-я дивизии) был передан в состав 54-й армии.

Действовавшие на левом фланге 1-й ударной армии войска 12-го гвардейского корпуса и 54-й армии начали 16 августа операцию по освобождению Алуксне. 198-я стрелковая дивизия продвинулась южнее реки Мустйыги у Вирулазе в направлении Варсту и достигла линии Син-га - Ахела - Микуни - Хаава. 33-я стрелковая дивизия атаковала противника по обе стороны шоссе Рыуге - Краби и к вечеру достигла линии Калуга - Пыру. На этих направлениях 12-й гвардейский корпус имел успех и на следующий день. На правом фланге корпуса 321-я стрелковая дивизия успешно продвигалась в направлении Карула и достигла линии Лусти - Хаабсааре - Кайка. 198-я стрелковая дивизия к вечеру освободила железнодорожную станцию Сару и приблизилась к Харгла. 33-я стрелковая дивизия освободила населенные пункты Краби, Соолятте и Метсатага, а во взаимодействии с 79-м стрелковым полком 321-й дивизии - Варсту и Метсакюла.

Действовавшая на правом фланге 54-й армии 196-я дивизия 123-го стрелкового корпуса в результате напряженных боев 18 августа прорвала вражескую оборону между Варкали и Аузинас. Расширив прорыв, она освободила часть территории Эстонской ССР, а также Пил-лард и Сталдес в Латвийской ССР. Однако, встретив сильное сопротивление, дивизия остановилась на линии Мушки - Корнета.

Таким образом, 12-му гвардейскому корпусу и 54-й армии в результате трехдневных ожесточенных боев удалось глубоко вклиниться в оборону фашистов на левом фланге 1-й ударной армии и дойти до подступов к железнодорожной станции Тахева и Харгла. Вечером 18 августа наши войска находились в 25-50 километрах северо-западнее Алуксне и угрожали перерезать пути отступления 50-го армейского корпуса противника за реку Гауя. Поскольку немецко-фашистскому командованию стало ясно, что его контратаки у Сангасте закончились безрезультатно, войска 50-го армейского корпуса противника начали отступать на заранее подготовленные позиции за рекой Гауя. Воспользовавшись этим, соединения 54-й армии 19 августа решительной атакой освободили Алуксне и продвинулись местами вперед до 26 километров.

19 августа совершил бессмертный подвиг девятнадцатилетний разведчик 506-го полка 198-й стрелковой дивизии Павел Анцеборенко. Он был в составе разведывательной группы, посланной для восстановления связи с первым батальоном в районе Харгла. Выполнив задание, группа на обратном пути столкнулась с большими силами гитлеровцев. П. Анцеборенко проявил необычайную смелость и мужество, прикрывая отход товарищей. Произошел неравный бой. П. Анцеборенко израсходовал все патроны, и враги радовались, что возьмут бойца живым. Однако последней гранатой он подорвал себя и уничтожил схвативших его гитлеровцев. Прибывшие затем на поле боя товарищи по полку нашли кроме погибшего П. Анцеборенко еще 27 вражеских трупов. Мужественный советский разведчик поразил их своим метким огнем. Ему было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

20 августа командование произвело на левом крыле фронта перегруппировку войск. 12-й гвардейский корпус был передан со своим участком 54-й армии. Таким образом, изгнание врага с территории южнее железной дороги Валга - Печоры стало полностью задачей 54-й армии. Упорные бои продолжались в лесистой местности южнее и юго-западнее Антела.

321-я стрелковая дивизия с боями продвигалась в направлении Карула. Гитлеровцы сосредоточили там значительные силы и предпринимали ожесточенные контратаки. Подавив сопротивление противника, дивизия к вечеру 20 августа вышла на линию Тохври - Сави - Вана-Менду. 198-я стрелковая дивизия достигла к тому времени рубежа Эхиярв - Апья. Южнее Харгла вплоть до Сару линия фронта дивизии шла по северному берегу реки Мустйыги. Несмотря на свою активность, 12-й гвардейский корпус, а также другие соединения 54-й армии не смогли в следующие дни добиться большего успеха. Атаки наших войск на линии станция Туулемяэ - Карула - Харгла перемежались с контратаками противника. Лишь 23 августа 198-й стрелковой дивизии удалось форсировать Мустйыги и выйти на территории Латвийской ССР к берегам Гауя.

27 августа 123-й стрелковый корпус на левом фланге армии прорвал вражескую оборону по шоссе Псков - Рига. Корпус освободил Апе и продолжал наступление. На следующий день он сломил сопротивление фашистов и на реке Мелнупе. Соединения корпуса продвинулись вперед до 15 километров и освободили Гулбене. К концу дня части 50-го армейского корпуса гитлеровцев отступили за реку Гауя.

В связи с продвижением советских войск по шоссе Псков - Рига гитлеровцы были вынуждены отступить 28 августа с участка между реками Мустйыги и Пеэтри (южнее Мынисте и Харгла) на территорию Латвийской ССР. На следующий день войска 235-й стрелковой дивизии выбили фашистов из Гауйены и тоже вышли к берегам Гауи. В напряженных боях некоторые подразделения 198-й стрелковой дивизии форсировали реку и продолжали расширять плацдарм. Хотя контратаки гитлеровцев против 1-й ударной армии у Сангасте к 23 августа были отбиты и противник отброшен даже дальше его исходных позиций, он все же продолжал сопротивление и нередко переходил в контратаки.

25 августа гвардейцы снова перешли в наступление и продвинулись местами вперед до 8 километров. Переданная в состав корпуса 288-я стрелковая дивизия получила приказ вклиниться в тыл фашистов. Начав утром 25 августа наступление южнее Отепя и выйдя к вечеру в район Принги, она завязала бой за железнодорожную станцию Мягисте.

На следующий день 1-я ударная армия перешла в наступление по всему фронту. Сокрушая сопротивление врага, войска армии освободили Сангасте и продвинулись в течение дня вперед до 16 километров. При этом; 288-я и 56-я стрелковые дивизии 14-го гвардейского корпуса достигли реки Вяйке Эмайыги, первая против поселка Соэ, вторая - на 2 км севернее Соору. 23-я гвардейская дивизия обошла с севера Тсиргулийна и вела бои на шоссе Тарту - Валга. В то же время 245-я дивизия 7-го стрелкового корпуса сломила сильное сопротивление фашистов в болотистой местности севернее Вериоя и достигла линии Лаатси - Куриста.

Утром 27 августа войска 1-й ударной армии освободили Тсиргулийна. Но достигнув у Игасте реки Вяйке Эмайыги, наступавшие войска дальше двигаться не могли из-за сильного заградительного огня с оборонительной линии "Валга". Лишь одному батальону 228-й стрелковой дивизии удалось форсировать реку у Сока.

Удары действовавшего на левом фланге 67-й армии 122-го стрелкового корпуса также были нацелены на Вяйке Эмайыги. 43-я стрелковая дивизия заняла правый берег реки от Плинска до Кяре. Продвигавшийся от Элва на юго-запад 4-й стрелковый полк 98-й дивизии достиг Пикасилла, форсировал реку и овладел перекрестком дорог на противоположном берегу.

 Тарту в августе 1944 года. В боях при форсировании Вяйке Эмайыги вновь отличился рядовой 4-го стрелкового полка Григорий Калини-ченко. Мужество и храбрость он проявил уже 24 августа при разгроме танковой колонны фашистов на подступах к Элва. За мужество и героизм, проявленные Г. Кажни-ченко в боях 24 и 27 августа, он был награжден орденом Ленина и Золотой звездой Героя Советского Союза.

Таким образом, 122-й стрелковый корпус 67-й армии и 1-я ударная армия вышли к Вяйке Эмайьги, а 54-я армия - к Гауя и создали на противоположных берегах плацдармы. В соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 26 августа 3-й Прибалтийский фронт стал готовиться к Рижской наступательной операции от линии рек Вяйке Эмайыги - Гауя.

Что же происходило в это время на правом крыле фронта? Для ускорения продвижения 67-й армии Военный совет фронта дал 12 августа директиву провести десантную операцию через Тёплое озеро в районе Мехикоорма. Для участия в операции из резерва Ленинградского фронта выделялась 191-я стрелковая дивизия. Она прошла в районе Гдова трехмесячную подготовку по форсированию озера. Дивизию усилили отдельными дулеметно-артилле-рийскими батальонами и инженерными подразделениями. Активная роль в проведении десанта отводилась 25-й отдельной бригаде речных кораблей Краснознаменного Балтийского флота. Ее командир капитан 2-го ранга А. Аржавкин был одним из инициаторов организации десанта. Командующим десантом был назначен заместитель командующего 3-м Прибалтийским фронтом генерал-лейтенант А. Гречкин. Десантная операция началась в ночь на 16 августа. Пер-вый эшелон отправился из устья реки Зельцы, а последующие - из Пнево. Подразделения гитлеровской 207-й охранной дивизии и включенных в ее состав сформированных из "омакайтсе" 1-го и 5-го полков пограничной охраны, занимавшие оборону на западном берегу Чуд- ского озера, обнаружили десантные корабли, когда те находились в полутора километрах от берега.

Дымовая завеса, поставленная перед десантом, дала возможность приблизиться к берегу без потерь. Фашисты пытались помешать высадке десанта, однако их огневую систему подавила артиллерия с восточного берега и с кораблей. Высадившиеся части тотчас стали расширять плацдарм. Преодолевая контратаки и сопротивление фашистов, десантная группа продвигалась вперед, освободила населенные пункты Йыэпера, Каласааре, Пихусте, Кюка и вечером 16 августа вела бои вблизи Лаане, Хаава-метса и Араву. Утром следующего дня десантная группа продолжала двигаться с боями в западном направлении.

Во время десантной операции активно действовала авиация с обеих сторон. Советские истребители обили над Лаане, Хааваметса, Разина и Вынну восемь вражеских самолетов и рассеяли штурмовые группы, в состав которых входило до 28 самолетов. Советская штурмовая авиация бомбила вражеские опорные пункты в Разина и Каст-мекода, артиллерийские позиции и автоколонны в Ляэни-сте, Вынну, Моосте, Куриста и Кавасту. Воздушная разведка обнаружила, что вражеские самолеты базируются на тартуском аэродроме. Было решено уничтожить эту базу. Налет совершили 17 августа самолеты '4-го бомбардировочного полка гвардии майора В. Морозова. По данным фотоконтроля, аэродром был полностью выведен из строя и взорван склад боеприпасов. О действенности налета свидетельствует тот факт, что в течение следующих трех дней с тартуского аэродрома не поднялся ни один вражеский самолет.

В то же время навстречу десантной группе спешили правофланговые части 67-й армии. По берегу Псковского озера и по лесистой местности между Печорами и Тарту наступали отдельные пулеметно-артиллерийские батальоны 14-го укрепленного района. Освободив Леэваку и Ря-пина, они упорно пробивались к северу. В первой половине дня 16 августа части 86-й стрелковой дивизии полковника С. Демидова освободили поселок и железнодорожную станцию Пылва и продолжали наступление. К полудню 17 августа они овладели Моосте. Было перерезано важное для противника шоссе Ряпина - Ахья. Один из передовых отрядов дивизии вошел в деревню Разина, и здесь соединился с форсировавшими Тёплое озеро десантными войсками. В тот же день с десантниками соединились и батальоны 14-го укрепленного района, действовавшие на правом фланге 67-й армии.

18 августа десантную группу, как самостоятельное воинское соединение, расформировали, и переправившиеся через Тёплое озеро части подчинили 67-й армии. Передовые части 191-й стрелковой дивизии достигли реки Ахья. Уничтожив врага на восточном берегу, они форсировали реку и продолжали наступление в направлении Вынну. Осуществленная десантной группой операция способствовала продвижению 67-й армии и вызвала замешательство на левом фланге вражеской обороны. Уже в первый день десантной операции фашистское командование резко изменило оценку хода боевых действий. Еще утром 16 августа в своем докладе начальник штаба группы армий "Север" сообщал, что на левом фланге 18-й армии и на Чудском озере предприняты необходимые меры и он не видит там 'никакой сколько-нибудь серьезной опасности. Однако вечером того же дня он был вынужден признаться: "У Тарту нас постигнет большое не- счастье, предотвратить которое мы не можем". Основные силы 67-й армии продолжали развивать успех в тартуском направлении. 16 августа соединения 116-го стрелкового корпуса широким фронтом атаковали врага на участке между железной дорогой Тарту - Печоры и шоссе Выру - Тарту в направлении Пылва и Ихамару. Действовавший левее 122-й - стрелковый корпус, преодолевая упорное сопротивление фашистов, к вечеру вышел на дорогу Пуокару - Эраствере, а 189-я стрелковая дивизия вела бой за Эраствере. Один из полков 43-й стрелковой дивизии к вечеру вел бой северо-западнее Кяргула, а два полка двигались в направлении Урвасте.

17 августа соединения 67-й армии в центре и на правом фланге освободили ряд населенных пунктов. 29-я дивизия 116-го стрелкового корпуса овладела имением Вастсе-Куусте и Карилатси и продолжала бой за железнодорожную станцию Вастсе-Куусте, Тихазе и Кельми. 326-я дивизия после освобождения Ихамару и его окрестностей атаковала возвышенности в направлении Вана-Пийгасте.

Соединения правого фланга 122-го стрелкового корпуса после яростных боев полностью захватили шоссе Ихамару - Канепи и несколько населенных пунктов западнее шоссе. Левый же фланг корпуса подвергся контратакам фашистов. Наступавшую на стыке 1-й ударной и 67-й армий 43-ю стрелковую дивизию западнее Коорасте также контратаковали гитлеровцы. В течение дня ей под частыми бомбежками пришлось отбить десять контратак.

Ожесточенные контратаки против подразделений 43-й дивизии продолжались и в следующие дни. Но дивизия надежно прикрывала правый фланг 14-го гвардейского корпуса 1-й ударной армии и не пропустила врага в свои тылы. Кроме того, она защищала левый фланг наступавшей в тартуском направлении 67-й армии и с честью заслужила присвоенное ей впоследствии наименование "Тартуской".

Утром 17 августа части 122-го корпуса с ожесточенными боями продвигались вперед и освободили Канепи. Но к концу дня гитлеровцы, бросив в бой свежие силы, оказывали яростное сопротивление. 18 августа части корпуса отбили двадцать две, а 19 августа - двадцать одну контратаку противника, поддерживаемых танками и штурмовыми орудиями. Вражеская авиация продолжала активные действия. Тяжелые бои на рубеже Караски - Вана Пийганди - Йыкси - Коорасте - Койгу не прекращались ни на миг.

В ночь на 20 августа была произведена перегруппировка сил 122-го стрелкового корпуса. Для защиты правого фланга на линии Караски - Йыкси оставили всего два стрелковых полка, а остальные части корпуса вместе с приданными частями усиления сосредоточились на центральном участке, в лесу западнее Канепи. Рано утром враг сопротивлялся еще на прежних позициях, но вскоре под угрозой успешно наступавшего по шоссе Выру - Тарту 116-го стрелкового корпуса стал отступать. Используя выгодное положение, в наступление тотчас пошли части, сосредоточенные в центре участка корпуса, и стали продвигаться к Элва. На левом фланге корпуса 43-я стрелковая дивизия прорвала вражескую оборону и начала продвигаться в направлении Отепя.

Преодолевая упорное сопротивление противника, войска 67-й армии к вечеру 22 августа достигли подступов к Тарту. Двигавшиеся на правом фланге армии отдельные пулеметно-артиллерийские батальоны 14-го укрепленного района приближались к берегам Эмайыги в ее нижнем течении. 191-я стрелковая дивизия, участвовавшая в десантной операции через Тёплое озеро и включенная в состав 116-го корпуса, освободив Вынну, продолжала наступление и вышла на рубеж Соотага - Пяксте. Другое соединение корпуса - 86-я стрелковая дивизия 18 августа форсировала под прикрытием дымовой завесы реку Ахья, освободила населенные пункты Ахья, Метскюла, Лот-вина и достигла Сипе. У деревни Кюти 284-й стрелковый полк в ходе тяжелого боя подбил десять вражеских танков, штурмовых орудий и бронетранспортеров. Это значительно облегчило положение левого соседа - 309-го стрелкового полка 291-й дивизии, который вел упорный бой у железнодорожной станции Ребазе с превосходящими силами противника. К вечеру 22 августа 291-я стрелковая дивизия освободила Камбья. 86-я стрелковая дивизия частью сил вышла к реке Татра и продолжала бой за железнодорожную станцию Реола. Смелым ударом 326-я дивизия 19 августа достигла шоссейной дороги Тарту - Отеля севернее Пангоди. Еще стремительнее она продвигалась в следующие дни. Отбив несколько вражеских контратак, к вечеру 21 августа она перерезала железную дорогу Тарту - Валга между станциями Вапрамяэ и Пеэду, а на следующий день завязала бой за освобождение Нью.

К вечеру 22 августа 189-я дивизия вышла к реке Элва и, освободив деревню Варесепалу, продолжала вести бои восточнее ее. 98-я дивизия достигла рубежа Пяйдла - Кийза. 43-я дивизия уже второй день вела уличные бои в почти полностью сгоревшем городе Отепя. Один из ее стрелковых полков находился на восточном берегу Вяйке Эмайыги недалеко от озера Пюхаярв. Там кончался участок фронта 67-й армии. Южнее сражались уже соединения 1-й ударной армии. Таким образом, создалась благоприятная обстановка для освобождения Тарту. Вечером 22 августа командующий 67-й армией дал боевой приказ, согласно которому прибывший 20 августа из резерва фронта 118-й стрелковый корпус должен был нанести основной удар из Камбья в направлении Ильматсалу, миновать Тарту с северо-запада, форсировать Эмайыги между имением Мюта и Кяревере и совместно с наступавшим с юга 116-м стрелковым корпусом освободить Тарту. Такое решение командующего армией - нанести основной удар для осво-бождения Тарту, миновав город, - диктовалось условиями местности. Тарту находится между двумя крупными водными преградами - Чудским озером и озерам Выртсъярв. С юго-востока пути к Тарту преграждает болотистая пойма рек Эмайыги и Реола, доходящая до города. Но с запада и юго-запада подходы к Тарту позволяют использовать боевую технику, в частности танки и самоходную артиллерию.

К началу второго этапа Тартуской наступательной операции фронту были выделены дополнительно бронетанковые силы. К 23 августа 67-я армия имела 108 танков и 196 самоходных орудий. Всего на участке наступления фронта действовали две танковые бригады, три отдельных танковых полка и девять полков самоходной артиллерии. Усиливалась и авиационная поддержка наземных войск. 22 августа прибыло пополнение - 7-й Севастопольский и Запорожский корпус штурмовой авиации в составе двух дивизий. К началу наступления на Тарту в 14-ю воздушную армию входило шесть дивизий - более 650 самолетов, в большинстве штурмовых.

В августе 14-я воздушная армия провела 141 воздушный бой, в которых сбила 174 вражеских самолета, сбросила более 110 тысяч бомб общим весом 953 тонны, израсходовала 37 тысяч снарядов и примерно 700 тысяч патронов. Кроме того, на аэродромах было уничтожено 9 и сбито зенитной артиллерией 47 самолетов. Почти треть всех воздушных боев произошли за три дня наступления на Тарту. В воздушных сражениях над районом города наши истребители сбили 24 августа 27, а на следующий день - 2,9 вражеских самолетов. Следует отметить, что по сообщению Советского. Информбюро враг 24 августа на всем советско-германском фронте потерял 72 и 25 августа - 79 самолетов. Следовательно, потери фашистов у Тарту составляли значительную часть общих потерь.

В ходе наступательной операции на Тарту летчики 14-й воздушной армии вписали много героических страниц в историю Великой Отечественной войны. Об этом свидетельствует присвоение звания Героя Советского Союза Михаилу Афанасьеву, Александру Бражникову, Борису Кабишеву, Василию Лукашину, Василию Луценко, Ивану Мейлусу, Леониду Кузнецову, Гумеру Миннибаеву, Павлу Семако и многим другим отважным летчикам.

118-й стрелковый корпус, которому предстояло нанести главный удар при освобождении Тарту, 22 августа в боевых действиях не участвовал. В следующую ночь части корпуса сменили действовавшую на рубеже реки Татра 291-ю стрелковую дивизию. Корпусу придали танковую бригаду, три полка самоходных орудий, четыре артиллерийских бригады и полк реактивных минометов.

Несмотря на то, что советские войска превосходили фашистов в живой силе и военной технике, бои за Тарту длились три дня. Объясняется это яростным сопротивлением гитлеровцев. Город являлся важным узлом коммуникаций и воротами, откуда можно было попасть в центральную и северную часть Эстонской ССР, а также ,в тыл группы армий "Север". Поэтому гитлеровское командование сосредоточило у Тарту много войск и военной техники, переброшенных с других участков фронта. Общее наступление на Тарту началось 23 августа залпом "катюш" и 10-минутной артиллерийской подготовкой. После того, как артиллерийский огонь был перенесен в глубину вражеской обороны, в атаку ползли стрелковые части, поддерживаемые танками. Они переправились через реку Татра, прорвали укрепленную оборону фашистов на линии Реола - Дакару -. Унипиха - Колга и вынудили их отступить.

В первый день наступления части 118-го стрелкового корпуса продвинулись вперед местами до 15 км. 146-я дивизия, поддерживаемая танками, достигла ближних подступов к Тарту - железнодорожной станции Варику и противотанкового рва, где к вечеру разгорелся ожесточенный бой. Успешно действовала 282-я стрелковая дивизия. Совместно с 16-й танковой бригадой она вышла на шоссе Тарту - Вильянди между Пихва и Рянна. 874-й полк дивизии освободил деревню Рахинги и продолжал бой, стремясь перерезать дорогу Тарту - Ильматсалу.

Трудное задание досталось 86-й дивизии 116-го стрелкового корпуса. 169-й полк подполковника А. Черного начал наступление на железнодорожную станцию Реола. Освободив ее, полку пришлось преодолеть топкое болото и переправиться через реку Конзу. Фашисты же находились в более благоприятных условиях. Их оборонительные позиции располагались в каменных зданиях на возвышенности, откуда держали под огнем болотистую низину. В таких же трудных условиях находились 330-й полк подполковника В. Покалюхина и 284-й полк подполковника Г. Семенко. Оба полка начали наступление от реки Татра. Им также пришлось преодолеть широкое, почти открытое болото и реку с болотистыми берегами. Враг же находился на возвышенности, откуда поле боя хорошо просматривалось. Несмотря на это, части дивизии сражались геройски и выполнили свое боевое задание. К концу дня дивизия вышла на перекресток дороги Кам-бья - Выру и к полустанку Ухти.

На левом фланге армии продолжал наступление 122-й стрелковый корпус. Его 189-я дивизия вела бои за Элву. 98-я стрелковая дивизия переправилась через реку и продвинулась вперед в направлении Удерна. 43-я дивизия в результате двухдневных боев освободила Отеля и продолжала двигаться в направлении Пука - Палупера. На второй день наступления - 24 августа, 191-я дивизия 116-го стрелкового корпуса, освободив Аардлапалу, приблизилась к Хааслава. 86-я дивизия захватила шоссейный переезд на железной дороге Тарту - Выру и продолжала напряженные бои за Тырванди. 291-я дивизия к вечеру достигла территории между железными дорогами Тарту - Печоры и Тарту - Валга. 146-я дивизия продолжала вести упорные бои за железнодорожную станцию Варику и противотанковый ров. Из-за сильного вражеского огня части корпуса в тот день в Тарту проникнуть не смогли.

Успешно действовала 282-я стрелковая дивизия. При поддержке танков и самоходных орудий она вышла на шоссе Тарту - Таллин и, захватив мост через Эмайыги, продвигалась к Кяревере. 877-й стрелковый полк дивизии под командованием подполковника С. Торгашина пробивался к Лаэва, а другие полки освободили Лепику и Кя-мара. На северо-востоке от Кяревере выход наших войск на северный берег Эмайыги угрожал окружением находившимся в Тарту вражеским войскам.

Чтобы сорвать наступление советских войск на Тарту, фашисты предприняли восточнее - Элвы сильную контратаку против частей 122-го стрелкового корпуса. Это было одно из крупнейших танковых сражений при освобождении Советской Эстонии. Соединение фашистов, состоявшее из двух танковых бригад под командованием генерала Штрахвица, было переброшено к Элва из-под Риги.В нем насчитывалось примерно 130 танков и штурмовых орудий, полсотни бронетранспортеров и другое тяжелое вооружение. Прибыв по железной дороге в Валга, соединение своим ходом в ночь на 24 августа прибыло в Элва. Вражеская танковая группа имела задачу немедленно двигаться из Элва в направлении Камбья в тыл 67-й армии, нанести удар с тыла по советским войскам, наступавшим на Тарту, дезорганизовать их и соединиться с гарнизоном, защищавшим город.

Первоначальный удар врага приняла на себя 189-я стрелковая дивизия. Вскоре на помощь стрелкам прибыли 690-й и 1246-й противотанковые артиллерийские полки подполковника К. Силантьева и полковника К. Шамаева. Активные действия стрелковых дивизий северо-восточнее и юго-западнее Элвы не дали врагу возможности подтянуть резервы. В самый критический момент боя был поражен насмерть на своем наблюдательном пункте командир 189-й дивизии генерал-майор П. Потапов и ранен его заместитель по политчасти подполковник П. Ковешников. Но атака противника была остановлена, и его танковая ударная группа разгромлена. На протяжении четырех километров дороги от Элвы до Тамса вечером 24 августа горело до 50 вражеских танков, штурмовых орудий и бронетранспортеров. План фашистов провалился.

Рано утром на третий день наступления 86-я и 146-я стрелковые дивизии начали непосредственные боевые действия по освобождению Тарту. Бойцы 86-й дивизии пошли на штурм в 4 часа утра и вошли в город по улице Выру. Гитлеровцы стреляли из окон, подвалов, с крыш. В напряженных уличных боях наши бойцы освобождали квартал за кварталом. Раздавались сильные взрывы - гитлеровцы взорвали элеватор, виадук по улице Рийа и ряд других важных объектов. К 14 часам 86-я дивизия освободила восточную часть города до реки Эмайыги. Отдельные группы фашистов в этом районе еще оказывали сопротивление, и их ликвидация продолжалась. Поскольку все мосты в городе были подорваны, командование решило форсировать реку на месте нынешней речной гавани. Это место выбрали для форсирования потому, что вокруг стояли штабеля лесоматериалов, отлично скрывавшие приближение к реке подразделений. Кроме того, в реке находилось много бревен, по которым можно было переправиться на противоположный берег и использовать для постройки переправы.

Примерно в четыре часа первым переправился через реку второй батальон 169-го стрелкового полка под командованием майора Н. Ершова и создал там плацдарм. Вслед стали переправляться другие подразделения полка. До начала темноты они значительно расширили плацдарм и освободили несколько кварталов города по ту сторону реки.

330-й стрелковый полк 86-й дивизии, действовавший совместно с 768-м полком самоходных орудий, после освобождения кварталов центральной части города также сосредоточился в районе речной гавани и переправился через реку. На северном берегу реки враг оказывал еще более яростное сопротивление, чем в южной части города. В течение вечера и ночи части дивизии, ломая сопротивление фашистов, очистили всю северо-восточную часть города и вышли к имению Анне и деревне Лохква. Утром 25 августа в город ворвались также бойцы 146-й стрелковой дивизии, которая согласно первоначальному плану должна была пройти слева мимо Тарту. Но в течение ночи она приняла участок наступления от своего соседа - 291-й дивизии и получила приказ освободить западную часть города.

Вместе с приданными бронетанковыми силами артиллерией и частями реактивных минометов 146-я дивизия подошла к Тарту, взломав вражескую оборонительную линию, проходившую через Партси - Ряни - Рянна. Это был глубоко эшелонированный оборонительный рубеж, состоявший из траншей полного профиля, минных полей, противотанковых рвов и проволочных заграждений. Фашисты защищались с необычайной яростью и неоднократно переходили в контратаки. Несмотря на это, советские бойцы ночью прорвали оборону, и 512-й стрелковый полк полковника П. Гончаренко вышел на шоссе Тарту - Вильянди. Стремительной атакой полк отбросил врага из пригородной зоны и в 7 часов утра начал уличные бои в городе, очищая от фашистов районы Веарику и Тяхтвере.

Для спасения Тартуского университета была организована специальная ударная группа,. состоявшая из автоматчиков и саперов. Группа с честью выполнила свою задачу. Командир 320-го гвардейского полка реактивных минометов подполковник Н. Силин и его разведчики спасли водокачку. В то же время в город вошли и другие полки дивизии.

608-й стрелковый полк завязал бой в районе Таммелинн и оттуда направился к центру города. 698-й полк с боем прошел через Маарьямыйза в сторону железнодорожной станции и захватил ее примерно в 11 часов утра. Действовавшие вместе со стрелковыми подразделениями танки и самоходные орудия миновали центр города и сосредоточились на берегу Эмайыги, чтобы поддерживать своим огнем части, форсировавшие реку.

Полки 146-й дивизии форсировали реку в разных местах, используя подручные средства. Поддерживаемые огнем танков, самоходных орудий и артиллерии, сначала на лодках переправились отдельные бойцы с ручным оружием и создали на другом берегу опорные пункты. В то же время из бревен и досок сколотили плоты и на них перевезли минометы, орудия и боеприпасы. К середине дня через Эмайыги переправилась и создала плацдарм группа бойцов 608-го стрелкового полка. Враг штурмовал их беспрерывно, однако все его контратаки были отбиты.

Для ускорения темпов наступления и окружения вражеских сил, командование утром 25 августа ввело в бой 128-ю стрелковую дивизию. Два ее полка быстрым маршем прошли за ночь от Кеэри до берегов Эмайыги. 533-й стрелковый полк в 7 часов прибыл под Квисенталь, но у него не имелось средств переправы. Старшина третьей роты коммунист Олейник под сильным огнем противника переплыл реку и доставил с противоположного берега две лодки. Его примеру последовал комсомолец Суханов. Несмотря на ожесточенное сопротивление фашистов, наши передовые отряды на доставленных лодках переправились через реку. К полудню весь полк уже находился на противоположном берегу, прорвал вражескую оборону, перешел через дорогу Тарту - Йыгева и освободил в течение нескольких часов населенные пункты Ару-кюла, Рийстапуу и Вахи. 741-й полк 128-й стрелковой дивизии под командованием майора Г. Чурганова с утра вел ожесточенные бои за полустанок Ворбузе и освободил его к 11 часам. Около полудня полк с помощью 285-го отдельного мостового батальона форсировал Эмайыги восточнее железнодорожного моста Янезе. Он оттеснил гитлеровцев от северного берега реки, освободил Марамаа и тоже вышел на шоссе Тарту - Йыгева. 374-й стрелковый полк майора А. Шестака продолжал бой за Пухья.

Фашисты неоднократно предпринимали танковые контратаки против частей 128-й дивизии, пытаясь оттеснить их от шоссе Тарту - Йыгева. Это им не удалось. Созданный 128-й дивизией плацдарм и смелый обходный маневр угрожали окружением гитлеровцам, оборонявшим Тарту. Самоотверженно действовали бойцы 149-го отдельного саперного батальона. Более двух часов они строили переправы через Эмайыги под сильным вражеским огнем. Два раза строителей переправы бомбили вражеские самолеты. Отважные саперы вовремя закончили работу. Через мост пошли пехота и боевая техника. В северной части города бои были еще более яростными, чем на южном берегу реки. Многие улицы гитлеровцы заминировали, почти каждый дом оборудовали для ведения огня. И все же передовые отряды советских дивизий к концу дня очистили северную часть города от фашистов.

Среди многих мужественных бойцов 146-й стрелковой дивизии особенно отличился любимец дивизии командир первого батальона 608-го полка майор Тарас Рымарь, которому в то время был всего 21 год. Его любили за смелость, ум, товарищеское отношение к бойцам и недюжинные организаторские способности. Со своим батальоном он вписал много славных страниц в историю полка. Самые ответственные задания поручались ему. Со своим батальоном он отличился и при освобождении Тарту. Второй ротой в батальоне майора Т. Рымаря командовал эстонец старший лейтенант Рудольф Бертель. По боевому мастерству его рота считалась первой в батальоне. Она смело прорывала оборону врага под Тарту, где Рудольф мечтал поселиться вместе с супругой, воевавшей в том же полку. В то время Бертелю шел 23-й год, он был членом партии, награжден орденами Отечествен-ной войны I и II степени, орденами Кутузова, Красной Звезды и несколькими медалями. Однако мечтам его не суждено было сбыться. Он трагически погиб в Литве. Еще раньше, в бою севернее Валга погиб майор Т. Рымарь. Согласно желанию майора его похоронили в городе Остров, где его батальон особенно отличился.

Благодаря таким командирам и бойцам, 25 августа стало для 67-й армии днем большой победы. В тот день войска армии освободили университетский город Тарту, а также Элву и много других населенных пунктов вблизи Тарту. А вечером столица нашей Родины - Москва салютовала 20 залпами из 224 орудий освободителям города. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечались 54 командира соединений и частей. Пятнадцать соединений и частей, отличившихся при освобождении города, получили наименование "Тартуских". 146-ю дивизию, носившую уже наименование Островской, наградили орденом Красного Знамени. Ордена и медали получили многие командиры и бойцы.

В последующие дни советские войска оттеснили фашистов от города в северном и северо-западном направлении. Однако в восточном и северо-восточном направлениях фронт по-прежнему находился в 2-3 километрах от города. В руках врага были возвышенности между Нарвским и Ряпинаским шоссе, позволявшие фашистам вести наблюдение и огонь по городу. Многие известные городские здания (театр "Ванемуйне", этнографический музей, гостиница "Ливония", здание типографии против университета и т. д.) были подожжены снарядами врага уже после того, как его изгнали из города. В течение двух дней только 116-му стрелковому корпусу на тушение пожаров понадобилось 48 800 человеко-часов. Кроме того, фашисты заминировали в городе" многие здания. Нашим саперам пришлось основательно поработать над их разминированием.

В соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования 3-й Прибалтийский фронт начал подготовку к наступательной операции на Ригу. Для ее осуществления фронт в первую очередь нуждался в прочном тыле. Поэтому войскам 3-го Прибалтийского фронта Ставка дала приказ выйти севернее Тарту на линию Кал-ласте - Ярве - Тырве - река Педья и занять там оборону.

Из правофланговых войск 67-й армии, находившихся у Тарту и севернее реки Эмайыги, была создана северная боевая группа 3-го Прибалтийского фронта под командованием генерал-лейтенанта А. Гречкина. Его заместителем по политчасти был назначен полковник Н. Бритвин, начальником штаба - полковник В. Португалов. В северную боевую группу из 67-й армии с 30 августа вошли 118-й и 116-й стрелковые корпуса, а также 14-й укрепленный район.

Одновременно командующий войсками 3-го Прибалтийского фронта генерал армии И. И. Масленников высказал мнение, чтобы участок фронта у Тарту передать Ленинградскому фронту, иначе его фронту придется наступать в двух противоположных направлениях. В следующие после освобождения Тарту дни 282-я стрелковая дивизия при поддержке бронетанковых частей продвинулась на 20 километров севернее и северо-западнее города на рубеж: северный берег озера Саадъ-ярв - Волди - Лаэва. 128-я дивизия достигла линии Килги - Вазула - река Амме. Северо-восточнее и восточнее города наши войска остановились на линии Вейб-ри - Лохква - Тайдла.

Обозленные успехами наших войск, фашисты начали яростно бомбить коммуникации 3-го Прибалтийского фронта. Вечером 28 августа большая группа вражеских самолетов совершила налет на железнодорожную станцию Петсери. Было сброшено 120 бомб, в результате чего оказались поврежденными пути и линии связи. Имелись и человеческие жертвы.

Враг все еще пытался любой ценой вновь захватить Тарту и ликвидировать плацдарм советских войск на северном берегу Эмайыги. Для этого он сосредоточил севернее города свежие силы, снятые с других участков фронта, а также 563-ю пехотную дивизию, прибывшую из Германии. В конце августа и в начале сентября гитлеровцы предприняли две крупные контратаки при поддержке бронетанковых сил.

Сосредоточив превосходящие силы против советских войск, достигших Волди и Лаэва, гитлеровцы 28 августа начали контратаку. Ряды наших соединений в результате более чем двухнедельных боев значительно поредели. В ходе четырехдневных упорных боев с превосходящими силами противника 282-й стрелковой дивизии с частями усиления, испытывавшими к тому же недостаток в боеприпасах, пришлось отойти на правый берег реки. Враг ожесточенно атаковал также позиции 128-й стрелковой дивизии на участке между Кырвекюла - Вазула - река Амме, но успеха не добился.

Военный совет фронта переехал в Тарту и делал все, чтобы свести на-нет попытки гитлеровцев. Под Тарту вернули большинство переведенных оттуда артиллерий- ских и бронетанковых войск. Из новых частей в последние дни августа туда прибыли 8-й отдельный огнеметный батальон. Его три роты установили на трехкилометровом участке фронта от Рооби до Тилла 576 фугасных огнеметов.

В первые дни сентября из-под Валга из состава 1-й ударной армии в Тарту перевели 321-ю стрелковую дивизию. В ночь на 3 сентября она сменила 146-ю стрелковую дивизию, занимавшую позиции севернее имения Раади.

Сосредоточив новые силы и перегруппировав свои войска, противник предпринял 4 сентября вторую попытку вернуть Тарту. Этот день стал наиболее критическим в период боев за город. Фашисты начали контратаку силами одной дивизии, при поддержке 50 танков и штурмовых орудий, а также штурмовой и бомбардировочной авиации. Основной удар направлялся на Вахи. Целью контратаки враг поставил ликвидацию нашего плацдарма на северном берегу Эмайыги, захват северной части Тарту и удобных позиций на берегу Эмайыги.

Во время штурма из района Вяйке-Лохква вражеские танки прорвали нашу оборону и оказались вблизи наблюдательного пункта командира 86-й стрелковой дивизии на окраине парка в имении Анне. Противотанковый дивизион, которым командовал подполковник П. Жданов, совместно с 169-м стрелковым полком отбили танковую атаку фашистов. Вражеские атаки были также отбиты у Рыыму, Рооби и Тайдла.

После неудач на одном участке гитлеровцы предприняли контратаки на другом - против 128-й стрелковой дивизии. При поддержке 15 танков они особенно яростно рвались по старому Нарвскому шоссе на перекресток дорог Сораку. Фашистские танки прорвались через позиции нашей стрелковой части, но были с большими потерями отбиты 8-м отдельным огнеметным батальоном. Враг повторил контратаку при поддержке 20 танков в направлении Вахи. Миновав позиции 8-го огнеметного батальона, гитлеровцы прорвались через оборону 321-й стрелковой дивизии и захватили Вахи. Четырем вражеским танкам и трем штурмовым орудиям удалось вклиниться в боевые порядки 128-й дивизии. Они открыли огонь по ее штабу и тыловым частям. Одновременно фашисты продолжали атаковать наши части в направлении Вазула и Ломби. Под нажимом превосходящих сил фашистов подразделения 128-й дивизии отошли на запад от шоссе Тарту -.Йыгева, а правофланговые части дивизии - даже "правый берег Эмайыги. Приведя в порядок свои ряды, дивизия пошла в контратаку и к концу дня снова захватила шоссе Тарту - Йыгева у населенных пунктов Реэста и Марамаа.

5 сентября бои продолжались. Враг направил основной удар на Раади и пытался неоднократными атаками захватить это имение под городом. Советские бойцы отбили атаку врага с большими для него потерями. Населенный пункт Вахи в тот день два раза переходил из рук в руки.

За два часа части 128-й стрелковой дивизии уничтожили до 800 гитлеровцев, 11 танков и штурмовых орудий, 7 автомашин, 3 бронетранспортера, 5 минометов и 12 пулеметов. На участке 986-го артиллерийского полка 321-й дивизии стояли 14 подбитых вражеских танков и 5 штурмовых орудий. Стойкость и героизм проявил 8-й отдельный огнеметный батальон майора П. Корчагина, защищавший участок фронта восточнее Тарту протяжением в несколько километров. Через фугасно-огнеметные позиции батальона не проник ни один вражеский танк или солдат. Только 5 сентября батальон уничтожил 10 фашистских танков и более 300 солдат и офицеров.

Дружеская беседа с освободителями.6 сентября гитлеровцы вновь сосредоточили крупные силы для продолжения контратаки. Это обнаружила наша разведка. Мощные удары артиллерии, бомбардировочной и штурмовой авиации по скоплениям вражеской пехоты и танков, а также по огневым позициям, сорвали и эту попытку фашистов, теперь уже последнюю. В атаку пошли наши войска, находившиеся на плацдарме, и улучшили свои позиции.

Войска 3-го Прибалтийского фронта сохранили на северном берегу Эмайыги северо-западнее Тарту важные плацдармы. Обе стороны заняли оборону. Победа в Тартуской наступательной операции была достигнута путем совместных усилий и хорошо налаженным взаимодействием всех родов войск. Наступление стрелковых подразделений поддерживалось артиллерией, бронетанковыми частями и авиацией. Их взаимодействие обеспечивали четко работавшие штабы и самоотверженные связисты.

Существенную роль в обеспечении победы играли инженерные войска. Они расчищали проходы в минных полях и проволочных заграждениях, помогали преодолевать водные преграды, проходить леса и болота, ремонтировали мосты и. дороги. Находчиво и смело действовали разведчики. Значительный вклад в достижение успеха Тартуской наступательной операции внесли хорошо организованные тыловые службы соединений и частей. Они обеспечивали бесперебойную доставку оружия, боеприпасов, горючего, продовольствия и всего необходимого для успешных военных действий. Самоотверженно работали медицинские подразделения. Они спасли тысячи раненых, вернув их к жизни и к борьбе за свободу и независимость Родины. Свыше 75% раненых после выздоровления возвращались в строй.

Партийно-политическая работа имела своей целью обеспечить в частях высокий моральный дух и наступательный порыв. Перед началом операции у политработников возникали новые, дополнительные задачи. Военный совет и политуправление 3-го Прибалтийского фронта своевременно и правильно обратили внимание политического аппарата на необходимость проведения среди личного состава разъяснительной работы об отношении бойца Красной Армии к населению освобожденных районов Прибалтики. В указаниях подчеркивалось, что это молодые советские республики, народы которых после Октябрьской революции и гражданской войны долгое время были отделены от братской семьи народов Совет-ского Союза. Советский строй существовал здесь всего один год. Затем последовали три года фашистской оккупации, которые наложили свою печать на понятия и образ мышления населения. Наряду с выполнением боевых заданий массово-политическая работа среди местного населения являлась одной из важнейших задач политорганов.

Их выполнению в значительной мере способствовали газеты воинских соединений, которые в то время регулярно публиковали материалы на эту тему. С обзорными статьями об истории эстонского народа, его государственности, экономике и революционной борьбе в военной печати выступали руководящие партийные и советские работники Эстонской ССР X. Аллик, И. Варес, А. Веймер, Н. Каротамм, X. Круус, Э. Пялль, О. Сепре, В. Теллинг и многие другие.

При командовании 3-то Прибалтийского фронта в качестве представителя Центрального Комитета КП(б) Эстонии и Совета Народных Комиссаров республики находился заместитель Председателя Совнаркома ЭССР X. Аллик, член партии с 1917 года, который помогал разрешать возникавшие вопросы в военных советах фронта и армий, а также неоднократно выступал перед бойцами. Очень часто в действующих войсках бывал секретарь Центрального Комитета КП(б) Эстонии Н. Каротамм. Командиры дивизий, корпусов и армий с благодарностью вспоминают работников Центрального Комитета КП(б)Э и Совнаркома Эстонской ССР за оказанную ими помощь. Партийно-политический аппарат 3-го Прибалтийского фронта проводил среди местного населения широкую разъяснительную работу, организовывал собрания и митинги, концерты и киносеансы, помогал восстанавливать местные советские органы.

Самоотверженная борьба советских воинов против фашистских войск и широкая разъяснительная работа среди местного населения достигли своей цели. Трудящиеся Эстонии дружески встречали Советскую Армию и оказывали ей всестороннюю помощь, что отражено во многих документах того времени. Так, начальник политуправления 3-го Прибалтийского фронта генерал-майор А. Лобачев в своем донесении начальнику Главного Политического Управления Советской Армии, секретарю ЦК ВКП(б) генерал-полковнику А. А. Щербакову отмечал, что хотя население проявляет страх и крайне запугано фашистами, к Советской Армии люди относятся дружественно, благожелательно и предупредительно.

В ходе Тартуской наступательной операции, длившейся почти месяц, войска 3-го Прибалтийского фронта прорвали оборонительную линию фашистов "Мариенбург" и освободили значительную часть территории Эстонской ССР. В ходе боев наши войска продвинулись в северозападном направлении до 120 км, и в западном - на 70-90 км. Были освобождены сотни населенных пунктов, в том числе города Печоры, Выру, Антсла, Отепя, Элва и Тарту. Достигнув берегов Гауя, Вяйке Эмайыги и Суур Эмайыги, войска фронта разгромили значительную часть оборонительной системы фашистов "Остланд", нанесли 18-й армии серьезный урон и перерезали основные коммуникации оперативной группы "Нарва". В ходе Тартуской наступательной операции были созданы плацдармы, откуда открылись благоприятные возможности для начала Рижской и Таллинской операций и освобождения всей территории Эстонской ССР.

Источники:

Центральный Архив Министерства Обороны (ЦАМО).

Карта сухопутных войск генерального штаба гитлеровской армии "Lage Ost", 5.08.44 г. вечером.

История Прибалтийского военного округа 1940-1967. Рига, 1968.

Арвед Калво. Изгнание фашистов из южной Эстонии.

Ален Чарльз. Хойзингер из четвёртого рейха. М., 1967.

Штеменко С. Генеральный штаб в годы войны. М., 1968.

Beitrage zur Militar- und Kriegsgeschichte, Bd. II, Operatsion Ostliche Ostsee und der Finischbaltische Raum 1944, Stuttgart 1961.

Haupt, W- Heeresgruppe "Nord" 1941-1945-

Kriegstagebuch Heeresgruppe "Nord". Записи.

Данная статья служит четвертым параграфом 3-й главы книги-двухтомника "Эстонский народ в Великой Отечественной войне", Таллинн, 1980. Т. 2, с. 273-315.

 

 

Яндекс цитирования

© 2017 Народная война
Система разработана в Monblan